Магаданский областной краеведческий музей
День рождения музея
#Музею87
Форматы (не)минувших дней: аудионосители
Информация любого рода, будь то сведения обучающего или развлекательного характера, не является материальной и для дальнейшего использования и распространения она должна быть «сохранена» на физическом носителе, пригодном для прослушивания, визуального или тактильного осмотра. В Магаданском областном краеведческом музее хранятся киноплёнки и магнитные ленты на катушках; грампластинки различных размеров и видов, аудио и видеокассеты, а также компакт-диски типа «CD» и «DVD», то есть некоторые из вышеупомянутых носителей информации. На данный момент подробней остановимся на носителях звуковой информации (магнитных лентах, аудиокассетах и грампластинках), ознакомимся с их историей, некоторыми особенностями и положением на сегодняшний день.
Магнитная лента – плёнка из основы (ацетатцеллюлоза, лавсан и др.) с нанесённым слоем магнитного вещества появилась в Германии в 30-х годах прошлого столетия, благодаря сотрудничеству химического концерна «BASF» и компании «AEG». В дальнейшем производством магнитной ленты занимались как иностранные («Agfa», «Sony», «Denon», «TDK», «Maxell»), так и отечественные предприятия («Свема», «Тасма», «Переславль»).

Варьировался не только материал для основы ленты, но и её ширина – наиболее распространёнными являются ленты шириной 3,8 и 6,3 мм.

Основным преимуществом магнитной ленты считается достаточно высокое качество звучания. В качестве же основного недостатка можно выделить склонность ленты к заломам и порывам.

На хранении в фондах музея находится 21 экземпляр магнитной ленты. Для подробного рассмотрения была выбрана следующая единица:
КП-3044/33 – запись беседы с ветеранами Берелехской автобазы В.И. Тютриным, Ф.И. Печенко, Г.И. Ледниковым на тему «Коллективный исторический портрет автобазы». Лента с данной записью зафиксирована на катушке из полимерного материала диаметром 10,3 см. На упаковке указан производитель носителя – «Казанский химический завод им. В. В. Куйбышева», в дальнейшем известный как «Тасма».
Аудиокассета (компакт-кассета) – носитель представляет собой узкую магнитную ленту, закреплённую на двух катушках находящихся внутри пластикового корпуса. Данный формат был разработан компанией «Philips» в 1964 году.

В качестве достоинств формата можно выделить компактность, как носителя, так и воспроизводящего оборудования. К недостаткам относятся отсутствие возможности точного поиска информации на носителе (требуется перемотка), а также склонность находящейся в корпусе ленты к заломам и порывам.

В фондах коллекции «Фономатериалы» хранятся 18 единиц данного типа. Для рассмотрения возьмём следующую аудиокассету:
НВ-15018/36 – на данной аудиокассете производства фирмы «TDK» находятся записи стихов и композиций Александра Александровича Солодовникова, выдающегося православного поэта XX века, ставшего одной из жертв сталинских репрессий. Носитель хранится в футляре из прозрачного полимерного материала. Внутри футляра находится бумажный вкладыш с аннотацией и списком содержащихся записей.
Грампластинка – носитель, появившийся в конце XIX века, представляет собой диск из полимерного материала с нанесёнными канавками звукозаписи. Изначально в качестве материалов для изготовления пластинок использовались бумага, воск, затем шеллак, основным компонентом которого являлись выделения индийского лакового червеца. В 40-50 годах прошлого века формат получил большее распространение, так как на смену вышеупомянутому шеллаку пришёл более доступный и гибкий поливинилхлорид.

В СССР изготовлением пластинок занимались следующие заводы: «Апрелевский», «Ногинский», «Ташкентский», артель «Пластмасс» и другие.

Выпускаемые носители различаются по размерам («миньон» – ~18 см, «гранд» – ~25 см, «гигант» – ~30 см); по типу записи – моно, стерео и смешанный тип («СМ»); по скорости записи и воспроизведения – на сегодняшний день выпускаются пластинки, рассчитанные на 33 и 45 оборотов в минуту.

К основным достоинствам грампластинок можно отнести высокое качество звучания по сравнению с аудиокассетами. Недостатками же выступают дороговизна носителей и воспроизводящего оборудования, а также отсутствие точного поиска записанной на пластинке информации.

В фондах музея числится 371 носитель данного типа. Для рассмотрения была выбрана следующая грампластинка:
КП-17637/22 – на данной грампластинке типа «гигант» находятся звукозаписи выступлений фестивального хора Общества русских канадцев. Коллектив исполняет русские и украинские песни. Данная пластинка была изготовлена в Канаде и подарена фольклорному ансамблю «Чукотские зори» во время гастролей последнего по территории Канады.
Гибкая грампластинка – носитель представляет собой диск из гибкого полимерного материала с нанесёнными по площади канавками звукозаписи. Первые версии таких пластинок появились в 50-х годах прошлого века. В дальнейшем их стали использовать в качестве аудиоприложений к таким журналам как «Колобок», «Кругозор» и другим. Также встречались музыкальные открытки, выполненные на листах с гибкой грампластинкой, на лицевой стороне которого находились изображение и канавки звукозаписи, а на обороте было напечатано поздравление.
НВ-15237 – уникальная для нашего музея музыкальная открытка представляет собой прямоугольник из полимерного материала с изображением скульптурной композиции Зураба Церетели «Ныряльщики», находящейся в абхазском городе Гагры. На лицевую сторону предмета нанесены канавки звукозаписи, содержащие одну композицию. Носитель предназначался для воспроизведения со скоростью 33 и 1/3 оборота в минуту – стандартной для подавляющего большинства проигрывателей грампластинок.
В качестве основного достоинства формата можно выделить вышеупомянутую гибкость, благодаря которой и началось его использование в качестве аудиоприложений для печатных изданий. Главными же недостатками являются низкое качество звучания и короткий срок эксплуатации – в связи с малой твёрдостью материала, канавки звукозаписи на пластинке могут прийти в негодность уже после 10-15 прослушиваний.

В музее хранятся 43 предмета вышеуказанного типа.
НВ-15627/21 – сборник «Покорение космоса» представляет собой гибкую грампластинку из полупрозрачного материала, содержащую фрагменты документальных записей с речами таких значимых для отечественной космонавтики людей, как Константин Эдуардович Циолковский, Сергей Павлович Королёв, Юрий Алексеевич Гагарин. Подготовлена к выпуску Всесоюзной фирмой грампластинок «Мелодия» и издательством «Машиностроение».
Несмотря на прогресс в области технологий хранения и передачи данных, рассматриваемые форматы и не торопятся исчезать. Сильнее всего это заметно по виниловым пластинкам – в первой половине прошлого года прибыль от их продаж впервые с 1980-х гг. превысила таковую от продаж компакт-дисков. В музыкальных магазинах проводятся «дни аудиокассет», выпускаются проигрыватели и адаптеры для использования данного формата с современными устройствами, а ряд печатных изданий продолжает комплектоваться гибкими грампластинками в качестве аудиоприложений.

Подводя итоги, хочется сказать, что рассмотренные форматы, начав со статуса узкоспециализированных вещей для энтузиастов и профессионалов, прошли полный круг популярности и вернулись к своей отправной точке, тем самым продемонстрировав нам занимательный пример цикличности истории.
Александр Козлов
Историк, краевед, учёный
Александр Козлов
Историк, краевед, учёный
В 2021 г. исполнилось бы 70 лет Александру Григорьевичу Козлову – человеку, внёсшему значительный вклад в развитие исторического краеведения Северо-Востока России, старшему научному сотруднику Магаданского областного краеведческого музея (1976-1997 гг.).

Александр Григорьевич родился 24 августа 1951 г. в селе Улья Хабаровского края. В возрасте 14 лет он вместе с родителями переехал в Магадан. В 1973 г. окончил Магаданский государственный педагогический институт. Проработав три года школьным учителем истории в Усть-Омчуге и Магадане, Александр Григорьевич перешёл в Магаданский областной краеведческий музей, где трудился до 1997 г.

С октября 1997 г. и до конца своих дней (2006 г.) А.Г. Козлов являлся старшим научным сотрудником лаборатории истории и археологии Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института ДВО РАН.

За годы исследовательской деятельности им были написаны более двух тысяч научных и научно-популярных работ. Это публикации в прессе, статьи в научных сборниках, выступления на конференциях, а также отдельно изданные монографии:

«Магадан. Конспект прошлого» (1989 г.) – «читаемый (а отнюдь не справочное издание для профессионалов историков) свод сведений по истории города Магадана», - говорил о книге сам автор;

«Из истории здравоохранения Колымы и Чукотки (1864-1941 гг.)» (1989, 1991 г.);

«Театр на северной земле» (1992 г.) и «Огни лагерной рампы» (1992 г.) – посвящены истории и деятельности Магаданского театра в 1930-1950-е гг.

«Магадан: возникновение, становление и развитие административного центра Дальстроя (1929-1945 гг.)» (2007 г.).

В 2021 г. исполнилось бы 70 лет Александру Григорьевичу Козлову – человеку, внёсшему значительный вклад в развитие исторического краеведения Северо-Востока России, старшему научному сотруднику Магаданского областного краеведческого музея (1976-1997 гг.).

Александр Григорьевич родился 24 августа 1951 г. в селе Улья Хабаровского края. В возрасте 14 лет он вместе с родителями переехал в Магадан. В 1973 г. окончил Магаданский государственный педагогический институт. Проработав три года школьным учителем истории в Усть-Омчуге и Магадане, Александр Григорьевич перешёл в Магаданский областной краеведческий музей, где трудился до 1997 г.

С октября 1997 г. и до конца своих дней (2006 г.) А.Г. Козлов являлся старшим научным сотрудником лаборатории истории и археологии Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института ДВО РАН.

За годы исследовательской деятельности им были написаны более двух тысяч научных и научно-популярных работ. Это публикации в прессе, статьи в научных сборниках, выступления на конференциях, а также отдельно изданные монографии:

«Магадан. Конспект прошлого» (1989 г.) – «читаемый (а отнюдь не справочное издание для профессионалов историков) свод сведений по истории города Магадана», - говорил о книге сам автор;

«Из истории здравоохранения Колымы и Чукотки (1864-1941 гг.)» (1989, 1991 г.);

«Театр на северной земле» (1992 г.) и «Огни лагерной рампы» (1992 г.) – посвящены истории и деятельности Магаданского театра в 1930-1950-е гг.

«Магадан: возникновение, становление и развитие административного центра Дальстроя (1929-1945 гг.)» (2007 г.).
А.Г. Козлов - научный сотрудник Магаданского областного краеведческого музея. Магадан, 1970-е гг.
Кроме того, А.Г. Козловым были подготовлены два сборника документов по истории города: «Магадан: история возникновения и развития (1929-1939 гг.)» (2002 г.) и «Магадан, история города в предвоенное и военное время (1935-1945 гг.)» (2002 г.). Также в соавторстве с историком И.Д. Бацаевым издан сборник «Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах» в двух частях (2002 г.).

В 2007 г. ему была посмертно присуждена ежегодная премия органов местного самоуправления города Магадана «Человек года» в номинации «За значительные успехи в области науки».

Мы попросили написать несколько слов об Александре Григорьевиче людей, которые знали его как учёного и исследователя.

Иван Александрович Паникаров, краевед,
п. Ягодное:


«С Александром Григорьевичем Козловым мы были знакомы с июня 1991 года, когда он вместе с сотрудниками Магаданского областного краеведческого музея Сергеем Ефимовым, Александром Навасардовым и Василием Шумковым приезжал в Ягоднинский район на открытие памятника жертвам репрессий на «Серпантинке». С тех пор мы и поддерживали тесную связь, увлечённые одной темой - историей Магаданской области. Но публикации в районных и областных газетах, подготовленные А. Г. Козловым, знакомы мне с начала 1980-х годов.
Кроме того, А.Г. Козловым были подготовлены два сборника документов по истории города: «Магадан: история возникновения и развития (1929-1939 гг.)» (2002 г.) и «Магадан, история города в предвоенное и военное время (1935-1945 гг.)» (2002 г.). Также в соавторстве с историком И.Д. Бацаевым издан сборник «Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах» в двух частях (2002 г.).

В 2007 г. ему была посмертно присуждена ежегодная премия органов местного самоуправления города Магадана «Человек года» в номинации «За значительные успехи в области науки».

Мы попросили написать несколько слов об Александре Григорьевиче людей, которые знали его как учёного и исследователя.

«С Александром Григорьевичем Козловым мы были знакомы с июня 1991 года, когда он вместе с сотрудниками Магаданского областного краеведческого музея Сергеем Ефимовым, Александром Навасардовым и Василием Шумковым приезжал в Ягоднинский район на открытие памятника жертвам репрессий на «Серпантинке». С тех пор мы и поддерживали тесную связь, увлечённые одной темой - историей Магаданской области. Но публикации в районных и областных газетах, подготовленные А. Г. Козловым, знакомы мне с начала 1980-х годов.
Научные сотрудники музея А.С. Навасардов и А.Г. Козлов во время экспедиции на рудник Кинжал. Ягоднинский р-н, 1991 г.
И в Магадане мы встречались каждый раз, когда я приезжал, и долго разговаривали о прошлом Колымы и людях, осваивавших её. И спорили, конечно, хотя я понимал, что с визави спор напрасен, так как Александр Григорьевич многие годы работал в архивах и сделал тысячи листов выписок из дел, документов, газет.

По сути, он – Летописец. Его книги и газетные публикации для меня, да и многих колымчан, интересующихся историей, являются кладезем знаний.

Александр Григорьевич не раз приезжал в Ягоднинский район, выступал с лекциями в школах и библиотеках посёлков. Много сотрудничал с отделами образования и культуры районов области.

Судя по тому, что мне известно о деятельности Александра Григорьевича (мы были с ним знакомы более 15 лет) – смею заверить, что этот удивительный трудолюбивый человек за годы своей непродолжительной, но яркой жизни, собрал бесценный исторический материал, который мог бы пролить свет на многие страницы истории нашего многострадального края, и быть полезным не только живущим здесь сегодня, но и будущим поколениям…».
Игорь Вячеславович Макаров, археолог, г. Москва:
«Наше знакомство с Александром Григорьевичем было до обидного коротким и состоялось в лаборатории истории и археологии СВКНИИ.

Вспоминается наше общение, в первую очередь, на местную историческую проблематику, в которой Александр Григорьевич был, по моему убеждению, глубоким и разносторонним специалистом. Его знания по истории Северо-Востока и тонкое исследовательское чутьё надежно страховали его от некорректных заключений и небрежных ошибок. При этом выстраданное критическое отношение к источникам и их интерпретациям всегда позволяло на ходу выявлять исторические несоответствия, научную «конъюктурщину», предвзятость научных задач и их результатов. Такие беседы с Александром Григорьевичем поражали буквально энциклопедическими подробностями и широтой охвата исторических событий.

С благодарностью вспоминаю его неоценимую помощь в установлении причин и обстоятельств появления в середине 30-х годов в Магадане старшего поколения моей семьи, в которой сведения эти, по заведённому порядку, не обсуждались и постепенно приобрели какой-то полулегендарный смутный характер. Инициатива Александра Григорьевича, позволила оперативно получить сохранившиеся документы и восстановить пробелы в нашей семейной истории. Пользуясь подсказками Александра Григорьевича, уже в федеральных архивах, мне и в дальнейшем удалось уточнить некоторые детали своего семейного дальстроевского прошлого.

Зная, что не мне одному Александр Григорьевич оказывал посильную помощь и принимал участие в оформлении запросов и получении другой, недоступной ранее, архивной информации, уверен, что не я один смогу с теплотой вспомнить своего дорогого земляка.

Добрая тебе память, мой уважаемый колымский друг».
Научные сотрудники музея А.Г. Козлов (второй слева) и С.П. Ефимов (третий слева) во время экспедиции на рудник Днепровский. Магаданская обл., 1980-е гг.
Людмила Николаевна Хаховская, этнограф, кандидат исторических наук:
«Он не обладал формальными регалиями. Даже не защитил кандидатскую диссертацию. Тем не менее, его авторитет был высок. По некоторым вопросам его мнение было решающим. Он обладал огромной эмоциональной увлечённостью в научных исследованиях. Всё пропускал через себя. Трепетно относился к каждому историческому источнику. Это давало ему силу, чтобы делать прекрасные научные исследования. Он отдавал всего себя работе. «Саша, почему ты не защищаешься? Ведь у тебя материала хватит на пять диссертаций». Он говорит: «Да. Да». Я думаю, он просто не хотел тратить на это время».
Научные сотрудники музея А.С. Навасардов и А.Г. Козлов во время монтажа экспозиции «Колыма. Севвостлаг: 1932-1956 гг.» в Магаданском областном краеведческом музее. Магадан, 1992 г.
Тамара Васильевна Веркина, сотрудник государственного архива Магаданской области:
«В этом году уже 15 лет как его с нами нет. Но мы до сих пор постоянно вспоминаем его и очень сожалеем, что так рано ушёл. Говорят, что незаменимых людей не бывает. Но с потерей Александра Григорьевича понимаешь, что это не так. Потеря очень ощутимая…

Я знаю Сашу давно, мы вместе учились в Магаданском государственном педагогическом институте. Сотрудничать начали, ещё когда он работал в областном краеведческом музее. Потом перешёл в СВКНИИ и занялся научной работой. Его знали во всех архивах города – в Государственном архиве Магаданской области, в Центре хранения современной документации Магаданской области, в архивах ФСБ, УВД, очень много работал в архиве Северовостокзолота. Человек очень скрупулезный, дотошный, он всегда находил то, что искал. Эти редкие качества присущи только настоящим исследователям.

Он первый из историков начал работать с документами бывшего партийного архива, впервые ввёл в научный оборот много новых документов. Имея допуск, просмотрел фонды Дальстроя, партийных организаций, помогал нам описывать фотографии. Всегда много работал, естественно, с годами собрал богатейший материал по истории Магаданской области.

Человек добрый, искренний, он делился своими знаниями. К нему можно было обратиться с любым вопросом, в любое время. Если он не отвечал сразу, то говорил: «Подожди, я кое-что уточню». И обязательно перезванивал. Для нас он был последней инстанцией – чего не знал Александр Григорьевич, того не знал уже никто.

Я его неоднократно спрашивала, когда он защитит, наконец, кандидатскую диссертацию. И он отвечал: «Успею, сейчас некогда, готовлю материал». Он легко к этому относился и не стремился к званиям.

Саша был человеком талантливым. Он легко писал, выступал на радио и телевидении, привлекал нас к этой работе, к участию в научных конференциях. Искренний, эмоциональный, всегда болел душой за своё дело, не раз поднимал проблему захоронений на старом кладбище. Очень огорчался, когда читал статью с недостоверными сведениями. Никогда не молчал – спорил, доказывая истину. Он отвечал за свои слова и сам принимал решения. Всегда принципиально и публично отстаивал обязанность любого, кто пишет об истории родного края, быть предельно точным, опираться только на научно обоснованные и документально зафиксированные факты. Был очень добрым, скромным человеком. Даже документы у нас он просил копировать только в крайнем случае – сам всё переписывал от руки. И часто говорил, что у него даже рука болит, сколько он переписал документов. Всю жизнь он с женой и сыном прожил в однокомнатной квартире. Никогда не просил и не требовал улучшить свои жилищные условия.

Думаю, что Саша был счастливым человеком, так как всю жизнь занимался любимым делом. Был на своем месте. И я горжусь, что знала такого замечательного человека и уникального историка».
Для подготовки статьи были использованы следующие публикации:

Михайлов, О. «Для нас он всё равно незаменим…». Вечер памяти Александра Козлова / О. Михайлов // Вечерний Магадан. – 2006. - № 48. – С. 5.

Паникаров, И.А. Летописец / И.А. Паникаров. – Магадан : Новая полиграфия, 2006. – 27 с.

Толоконцева О. А. Культура есть память. Она всегда связана с историей / О.А. Толоконцева // Магаданский краевед : сб. ст. Вып. 2 / М-во культуры и туризма Магадан. обл., Магадан. обл. универс. науч. б-ка им. А. С. Пушкина ; [отв. ред. О. А. Толоконцева]. – Магадан : Охотник, 2015. – С. 5-10.
Зелёная лаборатория музея
В 1955 году в газете «Магаданская правда» была опубликована статья московского учителя Апарникова под названием «Экскурсовод ВСХВ рассказывает…», посвященная работе павильона «Юные натуралисты» Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. В ней особое внимание уделяется успеху юннатов Магаданского областного краеведческого музея.
Зарождение юннатского движения в стране и его развитие тесно связаны с историей Центральной станции юных натуралистов. У истоков создания Биологической станции любителей природы стоял Иван Васильевич Русаков, по профессии детский врач. После Октябрьской революции он стал председателем Совета рабочих депутатов Сокольнического района Москвы и вместе с преподавателем естествознания Борисом Васильевичем Всесвятским взялся за организацию в Сокольниках, в лесном массиве, биостанции для детей города. Возглавил её Борис Васильевич, а в 1924 году заведующим стал известный зоолог Пётр Петрович Смолин.

15 июня 1918 года сотрудники станции для своих практикантов и всех желающих провели первую экскурсию. Этот день стал официальной датой организации первой Станции юных любителей природы, впоследствии выросшей в Центральную биостанцию юных натуралистов им. К. А. Тимирязева (БЮН). С созданием этого первого учреждения внешкольного образования и воспитания детей было положено начало юннатскому движению в СССР.

В апреле 1919 года при станции была открыта летняя школа-колония с общежитием на 35 человек. Вместо постоянно сменяющих друг друга детей-практикантов, с которыми трудно было вести плановую образовательно-воспитательную работу, появились постоянные юннаты-колонисты.

Работа БЮН в первые годы проходила под лозунгом «Ближе к природе!». Главными факторами воспитательного процесса считались: соприкосновение с живой природой, самостоятельные наблюдения и опыты, участие в общем физическом труде, изучение специальной литературой, общественно-полезная деятельность, участие в пропаганде натуралистических знаний.

По мере овладения юннатами методами исследования и знаниями в области биологии, работа уже стала выходить за рамки обычной школьной программы. Силами юннатов и лаборантов выполнялась вся техническая деятельность по обработке агроучастков, содержанию животных, уходом за растениями, обслуживанию оборудования, поддержанию чистоты и порядка. Младшие юннаты вели наблюдения и простейшие опыты. Старшие проводили коллективную исследовательскую работу по конкретной тематике, которая часто давала новые, ценные и практические результаты. Их доклады завоёвывали признание на научных совещаниях и съездах по биологии, зоологии и др.

В 1932 году школа была закрыта. Биостанция без неё начала превращаться в бюрократическое учреждение. Был осуждён первый секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев. Это отрицательно сказалось на всём юннатском движении, так как в начале 1930-х годов Центральное бюро юннатов находилось в ведении комсомола.

Возглавлявший Центральную биостанцию Б. В. Всесвятский перешёл на работу в Московский педагогический институт, а П. П. Смолин в Государственный Дарвиновский музей, сначала в качестве лектора, а затем главного хранителя. В 1950 году он организовывает биологический кружок при музее, который сумел сохранить, несмотря на нелёгкое послевоенное время.

Многие жители Магадана знают историю опытного участка краеведческого музея, который был организован в 1935 году его директором Александром Полиевктовичем Хмелининым.

К 1952 году участок представлял собой не просто сад, а творческую «зелёную лабораторию» на базе которой трудились юннаты города.
Ухатин Николай Романович
с юннатами во время занятия. 1955 год.
Кружок юных натуралистов организовал Н. Р. Ухатин, на тот момент директор музея, верный последователь Александра Полиектовича Хмелинина. Николай Романович продолжил работу по развитию опытного участка, сортоиспытанию и акклиматизации сельскохозяйственных и плодовых культур.

В первый год кружок посещали 10-12 человек, на начало 1955 года их стало уже 48. Вёлся обязательный учёт посещаемости кружка и запись содержания занятий. Кроме этого, дети вели общий дневник, куда записывали выполненные на участке работы.

Деятельность кружка велась круглогодично. Зимой юннаты занимались один раз в неделю, как правило, в воскресенье. На занятиях изучались, а потом и закреплялись материалы по ботанике, агротехнике и т.п. Также участники выбирали себе тему для проведения опытов и тщательно готовились к ним – читали соответствующую литературу, чертили схемы, отбирали посевной материал, готовили удобрение. Весной о плане проведения опыта докладывалось на общем собрании, о его результатах доклад зачитывался осенью.
Участники кружка за работой.
В весенне-летний период наступала самая напряжённая пора.

С 20 апреля по 1 июня количество занятий увеличивалось до трёх раз в неделю, а с 1 июня они уже проводились ежедневно по 2-3 часа.

Все юннаты были распределены по 7 (семи) звеньям.
Звено земляничников
Самое многочисленное звено. В его состав входило более 20 человек.

Основной целью звена была акклиматизация и выведение нового морозоустойчивого и скороспелого сорта земляники. Для этого проводились работы по скрещиванию культурных сортов с дикорастущей земляникой, привезённой с Урала.

Результатом работы этого звена стало выведение нового сорта садовой земляники, условно названной «магаданская отборная». Сорт был получен в результате акклиматизации и отбора внутри сорта «рощинская» (был прислан Сибирским научно-исследовательским институтом зернового хозяйства).

Звено передавало саженцы земляники областной станции юных натуралистов и школам города.
Звено смородинников
Звено занимало второе место по количеству членов – 8 человек.

Ребята ухаживали за кустами смородины (на 1955 год - около 40 плодоносных кустов). Ежегодная урожайность составляла более 40 кг.

Особое внимание юннаты уделяли сорту «приморский чемпион», привезённому с Камчатки в 1949 году А. П. Хмелининым. «Приморский чемпион» отличается зимостойкостью и высокой урожайностью, то есть был пригоден для разведения на Колыме. Юннаты принимали меры для его размножения и распространения в области.

Но вместе с тем проводились работы по выведению нового морозоустойчивого сорта.
Звено малинников
Звено состояло из пяти человек.

Занималось сортоиспытанием и изучением агротехники малины. Безуспешно несколько лет пытались скрестить дикую малину с культурными сортами.
Звено плодовых культур
Состояло из шести человек.

Между членами звена было чёткое разделение труда. Одни ухаживали за яблонями, другие за сливами, остальные за грушами и вишнями.

Ребята вели переписку с другими городами и получали саженцы из Москвы, Омска, Хабаровска.
Звено овощных культур
Количество членов неизвестно.

Звено проводило опыты по выращиванию ревеня, хрена, щавеля, салата, сельдерея. Проводились опыты по посадке картофеля квадратно-гнездовым способом и по посадке неяровизированных клубней.

В течение нескольких лет юннаты передавали в школы, совхозы и колхозы посадочный материал.
Звено злаковых культур
Насчитывало пять человек.

Ребята испытывали сорта кукурузы, проводили опыты по выращиванию ржи, овса и пшеницы.
Звено кормовых культур
В звене состояло 5 человек. В 1955 году после доклада Н. С. Хрущева «Об увеличении производства продукции животноводства» звено расширило опытно-исследовательскую работу по проведению сортоиспытаний кормовых трав и по изысканию кормовых ресурсов из дикорастущих растений области.
Помимо работы в звеньях ребята занимались озеленением участка. Совместно с сотрудниками музея они ежегодно высаживали деревья и кустарники. На саженцы прикреплялась этикетка с фамилией того, кто его посадил.
Посадка саженцев в саду музея. 1955 год.
На основе результатов проведенных опытов юными натуралистами музея всех звеньев Н. Р. Ухатин в 1956 году выпустил книгу «Северный сад». В ней он обобщил полученный опыт по акклиматизации и агротехнике плодово-ягодных культур.

Также, участники кружка вели активную переписку с юннатами из других республик СССР. Производили обмен посадочным материалом и гербарными образцами. В фондах музея хранятся гербарий присланный юннатами г. Полтавы в 1954 году.
Свидетельство ВДНХ СССР № 124998 об участии кружка юннатов музея во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. 1955 год.
Дважды юные натуралисты музея становились участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. В 1955 году за опыты по выращиванию плодовых и ягодных культур они были награждены медалью выставки.
Трудовая награда совхоза «Среднеканский»
С 1975 года наградная система СССР пополнилась ещё одним памятным знаком – «За трудовую доблесть в девятой пятилетке».

750 коллективов предприятий, производственных объединений, колхозов, совхозов, строек, научно-исследовательских и других организаций признали победителями и наградили за достижение наиболее высоких показателей в выполнении девятого пятилетнего плана. Среди них трудовые коллективы из Магаданской области:
– Дукатская геологоразведочная экспедиция Северо-Восточного территориального геологического управления,
– шахта «Беринговская» производственного объединения «Северовостокуголь»,
– Билибинский горно-обогатительный комбинат объединения «Северовостокзолото»,
– совхоз «Среднеканский».
Памятный знак «За трудовую доблесть в девятой пятилетке» изготовлен на Московском монетном дворе путем литья и штамповки.

Впечатляют необычные параметры награды: высота – 30 см, ширина – 28 см, а вес составляет 3 кг 420 г.

Сам знак состоит из трёх накладных элементов.

1. Пятиконечная выпуклая звезда, лучи которой образованы золотым каркасом, с закреплёнными в нём пластинами из рубинового стекла.

2. Лавровый венок, перевитый красной с золотой каймой по краям лентой. На ленте снизу вверх по часовой стрелке начертаны годы девятой пятилетки – 1971, 1972, 1973, 1974, 1975.

3. Золотой медальон, в центре которого в лучах солнца на голубом небосклоне помещены изображения основных отраслей народного хозяйства СССР: атомной энергетики, угольной, нефтяной и газовой промышленностей, металлургии, сельского хозяйства, жилищного строительства, гидроэнергетики. По окружности медальона в верхней части полукругом сделана надпись: «За трудовую доблесть в девятой пятилетке», в нижней части выполнен венок из золотых колосьев с изображением серпа и молота.
Протопопов Семён Дмитриевич, директор совхоза "Среднеканский", со знаком. 1976 год.
С 1982 года памятный знак «За трудовую доблесть в девятой пятилетке» совхоза «Среднеканский» хранится в музее.

В 1960 году было образовано пять новых совхозов, в их числе – «Среднеканский». С первых дней своего существования он должен был вносить весомый вклад в развитие сельского хозяйства края. В одном из документов того времени говорилось: «В связи с организацией новых совхозов в 1960 году производство продукции в государственном секторе области увеличится: по мясу в живом весе – с 1727 до 3062 тонн; по молоку – с 37 до 790 тонн». Так началась история одного из ведущих молочно-овощеводческих коллективов области.

Совхоз «Среднеканский» создавался не на пустом месте. Основой его явилась знаменитая якутская артель «Искра», организованная в 1931 году. Артель дала новому совхозу прочную материальную базу. Уже в первые три года существования совхоза наблюдался рост экономических показателей: увеличение поголовья крупного рогатого скота (с 290 до 610 голов), производство молока (с 378 до 608 тонн), расширение посевных площадей (с 319 до 520 гектаров), небывалый урожай огурцов, томатов и капусты.

С каждым новым рабочим днём среднеканские животноводы и растениеводы шли вперёд. Хозяйство продолжало расти и укрепляться.

Историю страны, как и любого предприятия, делают люди. Именно их каждодневный самоотверженный труд способен творить чудеса. И нет ничего ценнее и значимее для каждого человека, чем заслуженная оценка его деятельности.

В 1976 году коллектив совхоза «Среднеканский» был награждён памятным знаком «За трудовую доблесть в девятой пятилетки» с занесением на Всесоюзную Доску почёта на ВДНХ СССР.
Ритуальный комплекс, его функциональное значение в жизни коряков
В составе этнографической коллекции музея в настоящее время хранится более 3 000 предметов, отражающих культуру и быт народов Севера: чукчей, эскимосов, эвенов, коряков, якутов.

Первоначально коллекция пополнялась предметами, которые передавались в дар, начиная с 1934 года. В дальнейшем музеем были организованы экспедиции.

Первая научно-исследовательская экспедиция была создана Охотско-Колымским краеведческим музеем в 1939 году по маршруту Магадан - устье реки Колымы.

Регулярные экспедиции получили свое начало с 1954 года с приходом этнографа Беляевой Анны Васильевны. Ею была скомплектована большая коллекция предметов быта коренного населения Охотского побережья – эвенов.

Этнограф Раиса Михайловна Рыгтытваль во время экспедиций по районам Чукотки, селам Тахтоямск и Гижига пополнила коллекцию по чукчам и эвенам.

Материалы по культуре коряков и эвенов формировала Людмила Николаевна Хаховская.
В 2012 году Людмила Николаевна привезла из посёлка Эвенск Северо-Эвенского района комплекс ритуальных предметов. Владелица связки корячка Иковав Екатерина Николаевна. Она ей досталась от умершего мужа Иковава Виктора Иковавовича, а ему, в свою очередь, от родителей.

Все имеющиеся предметы ранее были привязаны к деревянному огниву. Со временем связка отсырела и покрылась плесенью, владелица, разъединила ее и оставила наиболее сохранившиеся предметы. Значение предметов владелица назвать затруднилась, уточнив, что они были оберегами. К связке охранителей прикрепляли не только личные амулеты членов семьи, обычно имевшие вид развилок, но и те предметы, которые должны были оказать благотворное влияние на жизнь всей семьи. Ссылаясь на описания этнографа-исследователя Богораза Владимира Германовича, глава «Связки охранителей», семейные охранители связанные вместе означает «помощники в несчастье».

В настоящее время комплекс состоит из двух небольших связок и отдельных предметов.
Интересные факты об экспонатах выставки «Мир камня»
Мастера Чукотки.
Лев Никитин.
Художник, косторез
В искусстве народов Крайнего Севера искусство чукчей и эскимосов занимает особое место. Талант этих народов ярко проявился в художественной обработке кости. Клык моржа использовался с удивительной изобретательностью и мастерством, превращающим обычные предметы быта в произведения искусства. Значительный интерес представляют работы художника Льва Николаевича Никитина (1940-1973).
В фондах Магаданского краеведческого музея хранится 11 работ мастера, некоторые из них экспонируются на выставке «Люди Земли и Моря».

Его дарование начинало формироваться ещё в раннем возрасте. Во время учёбы в пятом классе, мальчик получал уроки резьбы по кости у знаменитого Вуквутагина, одного из основателей Уэленской мастерской. Многому научился молодой мастер, работая рядом с опытными косторезами Хухутаном, Туккаем, и уже с первых шагов он стремился найти своё место в художественном промысле. Одной из ранних самостоятельных работ Льва Никитина была скульптурная композиция «В школу»:
В начале 1964 года художник создал многофигурную композицию «Нападение волков на оленью упряжку».

Молодой мастер внимательно изучал занятия охотников, поэтому так правдивы его композиции «Медведица с медвежонком» (1964 г.), «Охота на медведя» (1964 г.) и др.

В 1967 году художник начинает работать над серией скульптур, посвящённых детям. Среди них выделяются такие работы как: «Маленький помощник» (1969 г.), миниатюра «Охотник на каяке» (1969 г.), рассказывающая о подготовке мальчиков к профессии охотника на китов. Сидя в крохотном вертящемся на волнах каяке, юноша учится точно и сильно бросать гарпун. Вместе с творчеством Л. Никитина в чукотско-эскимосское искусство вошла новая тема, раскрывающая особенности жизни младшего поколения в суровых климатических условиях Крайнего Севера.
В 1970-х годах художник всё чаще обращается в своих работах к внутреннему миру человека, его глубинной связи с природой.

В этом отношении его работы особенно показательны. Одна из них – «В ледяном плену», созданная из китовой кости, которую уэленцы стали использовать с 1970-х годов. Немолодые мужчины, сидящие в небольшой лодке, зорко вглядываются вдаль. Охотники ждут, когда расступится лёд и удастся вернуться на берег. Ситуация предельно драматична – «ледяной плен» может закончиться гибелью зверобоев, - но герои Л. Никитина сдержаны и внешне спокойны.
Аналогичные чувства вызывает скульптура «Охотник и лахтак». Тщательно проработав детали, художник отступил от натуралистической точности в пропорциях. Он уменьшил фигурку охотника и намеренно увеличил размеры лахтака, подчеркнув величие северной природы, дающей человеку и пищу, и одежду, и прекрасный материал для творчества:
В 1970 году молодой мастер был принят в члены Союза художников СССР, что явилось свидетельством его творческой зрелости.

В последние два года жизни Лев Никитин плодотворно работал над воплощением традиционной темы охоты. С юных лет и сам Л. Никитин любил выходить со зверобоями на промысел. Композиция «Охота на нерпу» (1972 г.) рассказ о мужестве охотника, о животных, населяющих море.
Кроме того, им был создан целый ряд многофигурных композиций: «Схватка оленей с волками» (1971), «Не кури, дед» (1972), «Неожиданная встреча» (1972), «Отлов оленя» (1972), «Оленье стадо» (1972), «Урок охоты» (1973) и др.

В этот период художник обращается к гравюре на клыке, позволяющей поднимать более значительные и глубокие темы. На всесоюзной и республиканской молодёжных выставках 1972 года экспонировалась его гравюра «Моя Чукотка» - правдивый и глубоко эмоциональный рассказ о жизни и труде оленеводов и охотников Чукотского национального округа. Дарование Л. Никитина проявилось и в создании произведений декоративного характера: брелоков, браслетов, брошей, где он проявил себя как мастер, сумевший подчинить скульптурное изображение прикладному характеру изделия.
Творчество Л. Никитина всегда отличало прекрасное владение техникой обработки моржового клыка, умение малыми средствами достигнуть большой выразительности при воплощении авторского замысла в миниатюрной скульптуре из кости.
История винчестера
«За ромом по размеру привоза, следуют ружья «Винчестера». Дальнобойное ружьё для чукчей стало теперь действительно необходимо, но именно опять таки, как результат деятельности американцев, когда сильно выбит морж и для добывания себе пищи инородцам, не имеющим ружья, представляются большие трудности. Сами чукчи, заботясь о приобретении клыков, бьют моржа больше, чем им нужно для пищи, а при скорострельном свойстве ружья «Винчестера» промышленник не так заботится о точном прицеливании, зная, что сейчас же успеет сделать другой выстрел, в патронах же недостатка быть не может. При такой стрельбе много ранится зверя, он пропадает и делается осторожен».

А.Ресин. "Инородцы Тихого океана". 1888 г.
Наверно многие из нас видели в кинофильмах, как ковбой скачет на лошади и отстреливается из ружья от бандитов, или, например, как солдат в окопе стреляет из винтовки по наступающим врагам. А может, читали, как охотник добывает зверя при помощи своего верного ружья. И зачастую этим оружием являлся именно «Винчестер». Но прежде чем стать одним из символов Америки в массовой культуре, он оставил след в мировой и российской истории.

Винтовка была разработана легендарным американским конструктором Джоном Браунингом: ее появление было вызвано тем, что среди охотников и в армиях мира популярными стали мощные патроны, снаряженные бездымным порохом. Модель 1895 г. (М1895) стала первым «Винчестером» со скобой Генри оснащённой коробчатым магазином центрального расположения, вместо подствольного трубчатого, являвшегося традиционным для винтовок такой конструкции.

«Винчестер» M1895 так бы и остался экспериментальной моделью, если бы не нехватка стрелкового оружия в русской армии в начале Первой мировой, заставлявшая царское правительство скупать по всему миру всё, что может стрелять. Фирма Winchester Repeating Arms Company согласилась переделать винтовку под русский патрон 7,62x54 мм R, и до 1917 года отгрузила в Россию около 300 тыс. стволов, что составило порядка 70% от всего выпуска этой модели.

У «русских» винтовок была изменена форма магазина, а также появились специальные направляющие на ствольной коробке, позволявшие быстро снаряжать магазин патронами из стандартной обоймы от винтовки Мосина образца 1891 г. Кроме того, винтовки, изготовленные для России, имели удлиненный ствол с креплением для штыка. Новая длина ствола потребовала удлинить и цевье.

Винтовки М1895 в основном поступали на вооружение частей Русской армии, расположенных в Финляндии и Прибалтике (особенно много поступило латышским стрелкам). Поначалу «Винчестеры» нравились русским солдатам. Недовольство вызывало лишь то, что рычаг (скоба Генри) было неудобно передёргивать при стрельбе из положения лёжа - он всё время задевал за землю. Но уже ближайшей зимой обнаружилось, что «Винчестер» отказывался работать уже на 10-градусном морозе - замерзал механизм. Модель М1895 русского образца выпускалась до 1936 г. Общий тираж составил 426 тыс. единиц. Последние складские остатки были отправлены в Советский Союз по Ленд-лизу в 1942 году, но на фронте их почти не использовали - передали в военизированную охрану.

В 1890 году компания «Винчестер» первая выпустила помповую многозарядную винтовку под патрон калибра .22, а в 1900 г. - первую малокалиберную винтовку, за основу которой был взят опять же патент Браунинга (отличительной особенностью помпового ружья является перезарядка при помощи скользящего цевья).

Кроме использования в военных целях, «Винчестер» был популярен и среди охотников, особенно на Северо-Востоке России. Для охоты использовались как винтовки со скобой Генри, так и помповые ружья.

К нам, на Северо-Восток и, в частности, на Чукотку, «Винчестеры» поступали через американских торговцев, которые выменивали меха и моржовую кость на оружие и предметы быта. Для американцев это считалось хорошим вложением, т.к. отдавая винтовку по заниженной цене коренному населению, торговцы, в дальнейшем, получали от аборигенов больше товаров, добытых этим же оружием. Коренное население использовало «Винчестер» преимущественно для охоты на моржей (более крупного калибра), и на белок (мелкого калибра). Таким образом, в начале XX столетия у каждого жителя побережья Чукотки имелось от одного до трех ружей - главным образом «Винчестеров». В это время западные соседи чукчей и эскимосов ещё использовали шомпольные винтовки тобольской работы.

В коллекции нашего музея представлены фрагменты «Винчестера»: курок, приклад, рычаг (скоба Генри), гильза, отдельные детали (КП-2710/32-42). Эти предметы были найдены в ходе археологической экспедиции в 1969 г. возле пос. Лорина на Чукотке. Сейчас трудно определить от какой модели данные детали.
Так же в музее храниться помповое ружье фирмы «Винчестер» (КП-3055), приблизительно 1920 г. выпуска. Ранее это ружьё принадлежало выдающемуся советскому геологу Герману Борисовичу Жилинскому, первооткрывателю и пионеру в исследованиях месторождений золота и других полезных ископаемых на территории Чукотки, научному сотруднику магаданского филиала Хабаровского политехнического института, председателю магаданского областного Комитета защиты мира, научному сотруднику Института Геологических наук АН Казахской ССР, обладателю многих наград и премий.
По словам Германа Борисовича, ружьё было куплено в сентябре 1940-го года за 150 рублей в Чуванском колхозе, недалеко от пос. Еропол. В 1946 г. старый приклад был заменен на новый, кустарного производства. В 1960 г. была заменена мушка, а также дульная часть укреплена кольцом из нержавеющей стали. Согласно рассказу хозяина ружья, этим оружием было добыто не менее 10 медведей и много пернатой дичи. «Винчестер» кормил геологов в тундре.

Несомненно, любое произведение компании «Винчестер» является великолепным образцом огнестрельного оружия своего времени, способным занять достойное место не только в шкафу коллекционера, но и в руках хорошего охотника.
Экспедиции Охотско-Колымского краеведческого музея на полуостров Кони: по страницам архивных отчётов
5 января 2021 г. заповедник «Магаданский» отметил свой день рождения – 39 лет. Именно в этот день в 1982 г. Советом Министров СССР было принято решение о создании заповедника.

Однако исследовательские и организационные работы начались задолго до этой даты. Первые попытки создания в регионе заповедной зоны были предприняты ещё в 1941 г. Приказом Главного Управления строительства Дальнего Севера НКВД СССР «Дальстрой», № 86 от 19 февраля «О благоустройстве охотничьего промыслового хозяйства и об упорядочении заготовок пушно-мехового и кожевенного сырья» административно-гражданскому отделу было поручено:
— к 1 сентября выявить в области места для создания заповедников и заказников;
— организовать на полуострове Кони заповедник для сохранения и разведения ценных пород пушного зверя, запретив всякую охоту и рубку леса на этой территории.

Работы по обследованию территории полуострова Кони велись сотрудниками Охотско-Колымского краеведческого музея. Основной целью организации заповедника сотрудники музея считали комплексное изучение полуострова, как района, представляющего все типичные для приморской части Охотско-Колымского края ландшафты.

Местного населения на полуострове в то время не было. С 1937 г. в районе реки Богурчан действовал рыболовный промысел. Имелся посёлок, состоящий из двадцати домиков. В зимний период в посёлке проживало от 50 до 60 человек. Летом количество жителей увеличивалось до 200. В 1939 г. небольшой промысел был организован в устье реки Умара. Насчитывалось 3 жилых дома и один открытый сарай для засолки.
Склад в пос. Умара
Зимой на промысле находилось 5-10 человек, летом – около 60. Зимой связь осуществлялась по льду залива Одян.

В связи с организацией заповедной зоны указанные промыслы предлагалось немедленно ликвидировать, а освободившиеся жилые помещения переоборудовать в служебные для сотрудников заповедника.
1941 год
Первая рекогносцировочная экспедиция была организована Александром Полиевктовичем Хмелининым в период с 17 по 30 марта. Ответственным был назначен К. К. Дидык. Константин Константинович, энтомолог, до приезда в Магадан работал заведующим отделом защиты растений в совхозе «Южные культуры» (г. Адлер). Заключил договор с Дальстроем и сразу по прибытии стал работать научным сотрудником музея.

В рамках данной экспедиции ему необходимо было решить ряд задач:

1. Уточнение границ будущего заповедника;
2. Изучение видового состава флоры и фауны полуострова;
3. Определение благоприятных мест для запуска соболя с целью его реакклиматизации;
4. Определение мест для строительства служебных помещений заповедника.

Маршрут обследования полуострова проходил от устья реки Сиглан, охватывая низовья рек Богурчан, Кулькуты, Орохолинджа, Умара, и далее по реке Хииндя через хребет на реку Бургаули. Общая длина маршрутных линий составила примерно 160 км. Для передвижения использовалась одна собачья упряжка.
Общий вид на полуостров Кони со стороны острова Умара
В качестве каюра и проводника работал Николай Павлович Хабаров, житель посёлка Сиглан.
Особое внимание во время экспедиции уделялось изучению растительности полуострова. В связи с тем, что экспедиция проходила ранней весной, учитывались только деревья и кустарники.
Карта растительности полуострова Кони
При изучении видового состава животных на полуострове сотрудники музея выяснили, что в то время белка являлась основным объектом охоты. В среднем в границах будущего заповедника в конце 1930-х-начале 1940-х гг. добывалось 600-800 особей за сезон. По утверждению Кирилла Иннокентьевича Бабцева, старейшего жителя посёлка Сиглан, в конце XIX века добыча составляла более 3 тыс. штук за сезон.

Частота встречаемости данного грызуна на протяжении всего маршрута была крайне мала. Отсюда можно сделать вывод, что популяция белки к началу 1941 г. была незначительная, чего нельзя сказать о буром медведе, лисице и бурундуке. Данные млекопитающие являлись самыми распространенными.

Примечательно, что в отчете упоминаются встречи с черношапочным сурком (в настоящее время охраняется на территории заповедника «Магаданский», внесен в Красные книги разных уровней). Жители Сиглана охотились на него в верховьях рек Умара, Бургаули, Авара, а также в районе береговой полосы. К началу 1940-х гг. сурок почти полностью был истреблен местными охотниками.
Зоогеографическая карта полуострова Кони
По результатам изучения ландшафта, флоры и фауны полуострова были сделаны выводы о возможности запуска соболя. Самым благоприятным местом для реакклиматизации этого пушного зверя являлась западная часть Кони, в частности, район рек Бургаули – Авара.

Бассейны указанных рек окружены высокими, скалистыми горами, создающими естественную преграду для соболя. Среди россыпей гольцов, в зарослях кедрового стланика, или в стволах тополей зверь мог бы создавать свои гнёзда. А в зимнее время выбранный район волне обеспечен кормовой базой. В районе рек, а также западнее их, местные охотники в то время не отмечали присутствия врагов соболя – рыси и росомахи.

Серьезным конкурентом соболя в области добывания пищи является горностай, который в то время распространён на территории полуострова. Участниками экспедиции предлагалось провести отлов зверька в местах выпуска соболя.

По итогам экспедиции границы будущего заповедники предлагалось провести: от бухты Ван-дер-Шкруфа (ныне бухта Сиглан) по реке Сиглан до впадения в неё реки Омчик, и затем к бухте Мелководной. Кроме того, предлагалось включить в состав заповедника и остров Умара.
1948 год
Вторая рекогносцировочная экспедиция проведена сотрудником ОККМ Ю. К. Мощенко совместно с геологической экспедицией ГРУ ДС под руководством кандидата геологических наук А. М. Дёмина.

Экспедиция 1948 г. в известной степени повторила экспедицию 1941 г. Сходные задачи – уточнение границ будущего заповедника, изучение флоры и фауны, оценка численности особо ценных видов животных и растений – позволили в результате практически дословно продублировать выводы, сделанные еще в 1941 г.

Продолжалась экспедиция с 22 июня по 20 сентября, общая протяженность маршрутов составила 522 км, сюда входили пешие маршруты, верховые и выполненные на лодке.

В отчете освещены: пути сообщения, возможные на территории полуострова, гидрогеографическая характеристика (реки, озера), растительность полуострова (отмечены деревья и кустарники, ягодные кустарники, цветущие растения, съедобные грибы), обзор фауны полуострова, метеонаблюдения.

Интерес вызывают рекомендации по выбору площадей под потенциальные сельскохозяйственные угодья – при должном уходе автор отчета находит почвы около поселков Богурчан и Умара подходящими для высаживания картофеля и капусты.

На момент обследования полуострова охрана территории будущего заповедника осуществлялась лишь охотниками, командами проходящих мимо катеров и бригадами Сигланского колхоза, что не сдерживало бесконтрольной охоты и массовых случаев браконьерства. Как наиболее уязвимые в плане отстрела животных места названы устье р. Хииндя, мыс Алевина, устье р. Бургавли и перешеек полуострова. На последнем браконьеров манили стаи диких гусей. И в этих же точках, по мнению Ю. К. Мощенко, рационально устроить охранные кордоны.

В результате многолетнего отсутствия контроля за процессом охоты сильно пострадало поголовье снежных баранов.
Рисунок Мощенко Ю. К
Любопытно упоминание в отчете обнаружения следа кабарги на водоразделе р. Богурчан и ключа Кулькуты. Кабарга, небольшое парнокопытное оленевидное животное, самцы которого имеют увеличенные клыки в виде загнутых назад бивней, занесено в Красные книги разного ранга как вид, неуклонно снижающий свою численность.
Рисунок Мощенко Ю. К.
В 1947 г. по результатам этих изысканий исполком Хабаровского краевого Совета депутатов трудящихся принял решение об организации на полуострове Кони государственного заповедника республиканского значения в 1949 г., и направил его в Главное управление по заповедникам при Совете Министров РСФСР для утверждения. Однако вскоре началась реорганизация заповедной системы СССР, вследствие чего значительное число заповедников было закрыто, а площадь оставшихся сильно сокращена. В результате этих событий заповедник на полуострове Кони так и не был создан. Но громадная работа, проведенная сотрудниками музея во главе с Хмелининым послужила в дальнейшем основанием для включения полуострова в состав государственного природного заповедника «Магаданский».
Жадный глухарь
Эвенская сказка
Контакты:
г. Магадан,
проспект Карла Маркса, 55
E-mail: [email protected]